2000

 

 

***

Глаза подавились душой

От осколка  израненных фраз,

Там строчкой стеклянно-сухой

Мой вздох отразился на час.

(5)

 

 

***

Прозрачность фигур

От точки отсчета вдали.

Возможно, все - сюр

В душе Сальвадора Дали.

 

Прозрачность портрета

От точки отсчета отстала,

Устала от цвета,

От туши устала.

 

Прозрачность творений

От точки отсчета бежала,

Устала от мнений,

От трений устала.

 

Прозрачность ухода

От точки отсчета страдала,

Устала от гроба,

От мыслей устала.

(6)

 

 

Постоянство времени

Плавит пустыня сухость апатий.

В жестких опорах хрупкие сны

Тонут от образов скудных реалий -

Мягких конструкций пожизненной тьмы.

Держит пустыня угол пространства.

В нежных оправах гибкость часов

Может загнуться от постоянства

Твердых времен и безумства миров.

(7)

 

 

 

***

Память стирается пылью,

Сохнет облезлое ”Мы”.

Я, покрытая былью, -

Карма ползущей чумы.

 

Слух согревается днями,

Трогая струны рукой...

Мною, а может быть, нами

Сделалась речь неживой.

 

Холод. Кричащий февраль.

Тает летящее ”Мы”.

Мне же уже и не жаль -

В трубку ответил не ты.

(8)

 

Самоубийство

Все нервы мне скомкали мысли,

Откусан случайный невроз.

Разорваны старые числа,

Похожесть и серость стихов.

 

Я гну в напряжении лица

От боли их сказанных слов,

Они же пытаются слиться

В единый мой вязкий психоз.

 

Своеобразие режет порывы,

Я слышу свой нервный уход,

Мне в цвете застывшей оливы

Все очевидней болезни исход.

(9)

 

 

Монашка

Ей черный идет и к глазам,

Он отражает невинную даму.

В душе бог заметил и сам,

Что создает не белую драму.

(10)

 

***

Я - другая, мой человек.

Я - другая, искусствовед.

Я не твоей античности век,

И идеала во мне нет, нет!

 

Ты увидишь, мой человек,

Принадлежность чужую в судьбе.

Я - другой, непонятный, свой век,

Ну зачем, зачем он тебе!?

(11)

 

 

***

Зачем ты даришь мне крыло,

Когда летать оно не может?

Когда любовью все равно

Оно дышать уже не хочет?

А ты, с оторванным крылом,

Мне ненавистными путями,

Скрипишь все так же об одном

И хлопаешь все карими глазами.

В твоем подаренном крыле

Мне виден весь обман страданий,

Не прилетай уже ко мне,

Я не взяла с собой вуалей.

(12)

 

 

***

Я окрашена в рыжий

И лечу окрашивать тебя,

Тебя, бред мой бесстыжий,

Тебя, обесцвеченный, тебя.

(13)

 

 

Музе...

Тебе не надо держать без ума

Последний полёт в темноте,

Услышу крики свои я сама. -

Я глохну на нашем листе.

 

Тебе не надо врезаться в мой дух,

Когда я на той высоте,

Где звуки секунды врываются в слух. -

И глохнут на нашем листе.

(14)

 

 

***

Я встретилась с глазами другими -

Прозрачной нежной силы.

Впервые они не были твоими,

Они разбили карий образ глины.

Тонуло скрытое терпенье

Холодных душных лет,

Я поняла в одно мгновенье,

Что нас с тобою больше нет.

(15)

 

 

Безумие стиха

Умирать, летать, метаться,

И кричать, и падать, и вставать,

И от образов рождаться,

В их движении меняться,

И с глаголами предаться

Трансформацией души -

Так могу я вновь создаться

В один миг среди тиши.

(17)

 

 

***

За белою далью

Я вижу, как снег

Осенней печалью

Ложится на век.

В нем рыжие кроны

От желтых ветвей

Пролезли картоном

Из дымки теней.

А там, в одиноком дурмане,

Листва осталась позади,

Она рассеялась в тумане

Под шелест зимнего пути.

(18)

 

 

***

Я тебе ничего не прощаю.

Ты - первый, первый в болезни моей,

Кому глаза я завещаю

Для памяти забывчивой твоей.

 

Ты позовешь меня обратно

В любовной быстрой суете,

И вдруг откроется внезапно,

Что память возвращается к тебе.

 

Она все ноет, вспоминает

И ждет, как прежде не ждала.

Вот теперь, теперь она узнает,

Как я любила и ушла.

(19)

 


***

Я сплю, ты не тревожься.

Я сплю впервые от обмана.

Красивее заврешься,

И я буду тебя, Кардинала,

Любить, прощать, ненавидеть

И все меньше в тебе видеть

Схожие черты лица

Первого, любовного конца.

(20)

 

 

***

Я тайно, влюблено

Всмотрелась в тебя -

Изнеможенно

Прошел сквозь меня

Тот новый, другой.

Он тайный, вечный. Мой.

(21)